Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Горе.

Был на кладбище у отца. Фото на памятнике как-то не очень выражало его суть. В жизни он был серьезным, хозяйственным и очень практичным мужиком в лучшем, русском смысле этого слова. В его руках все обретало смысл и свою начертанную им же мгновенно без ошибок практичную суть.Меня эта его черта всегда удивляла и восхищала. Вот он возвращается с работы, шагает вдоль забора устало и тяжело а в руках, например, моток проволоки явно только что случайно(?) оказавшийся где-то у него на виду и вот он подходит к нашей калитке и как-то легко и ловко почти походя подвязывает пару досок что уже несколько дней привычно хлопали оторванным низом при каждом ее открытии и закрытии. Весь дом с небольшим участком возле был живым и буквально цветущим благодаря его умелым рукам. При этом сам говорил мало, всегда по делу и если и иногда шутил то очень метко и приоткрывая причину несколько под неожиданным углом что сразу замечалось и оценивалось окружающими. Человека ценил исключительно тоже по деловым качествам и его серьезному отношению к жизни. Фото же на памятник подобрала мать и здесь он ..улыбается. Странно мне видеть эту улыбку над его могилой и каждый раз я задумываюсь над этим горьким несовпадением верха и низа в нашей реальности. Так и сейчас я стоял и смотрел на портрет отца. Неясные мысли копошились в голове и не совпадали с его улыбкой и хладом мокрой осени вокруг. Сторонний звук отвлек от этих чудных размышлений и я оглянулся.Могилка рядом за ржавой оградкой заброшена давно и здоровенный ясень сдвинул вбок блеклую от влаги пирамидку памятника неизвестному под ней. Дальше, за уже другой решеткой заборчика шевельнулась низко фигурка и сырой сквозняк донес несколько разборчивых слов:
- ..купила и все теперь хорошо. А вот напрасно ты меня изводишь..
Дальше слушать подслушивать стало неловко и я шевельнулся, наклонился , отбросил ветку, хрустнул другой переступив с ноги на ногу обозначив как мог свое присутствие.
- Я же говорила тебе, что все это бесполезно.. - Слова цедились сквозь решетку забора между нами и трогали ощущением чужой беды.
Женщина, а это была она и сбившийся платок освободил седину ее волос как-то вдруг и сразу нудно завыла со слезой в звуке и припала к земле.
Пока я хлопотал над могилой отца, очищая от листвы и веток женщина все плакала и порой уже не сдерживаясь в голос.
Возвращаясь к оставленному автомобилю по тропинке между оград, уже проходя мимо ее согнувшегося над холмиком профиля я вдруг приостановился , вздрогнул, улыбка отца ударила в глаза и слезы рванулись наружу.
Горе.

Николай Смоленцев ...

Бабушка. Сталин. Портрет из детства
Николай Смоленцев
моей бабушке Кудриной Анастасии Дмитриевне (1904 года рождения)
прошедшей голод Поволжья,коллективизацию,Гулаг,Войну и послевоенную разруху.

* * *

Я маленький...я лезу на чердак
По лестнице от времени скрипучей ...
Там столько хлама сваленного кучей!
Там золотом расшит Советский флаг!
Там граммофон и самовар блестящий!
Там кожаные папки! Целый ящик
Бухгалтерских немецких стройных книг!
Там в рамке на стене висит старик
В парадном позолоченном мундире!
Фуражка...серебристые усы...
И орденов, и звезд ряда четыре,
И оспы на лице рябая сыпь...

Я вижу,засыпая по ночам,
Сквозь времени пронзительную сырость,
Как бабушка на тот портрет крестилась
Молитвы да акафисты шепча...
А я, гаденыш, матери стучал…
И мать на нас двоих нещадно злилась...
Рой подзатыльников отвесив мне,
Твердила бабка:« Он нас спас в Войне!»
(Несладка роль семейного врача,
Мужского не имея крепость тыла...
Расстрельной безотцовщины печать
Бредёт за мной упрямо до могилы)...

Она,сменив полтысячи квартир,
В холстине сухари всегда держала...
Пусть поднималась и цвела Держава
И новые вожди, в борьбе за Мир,
Вещали громогласно на трибунах,
Над толпами трудящихся угрюмых...
Но бабушка держала керосин
И соль, и спички,и запасы мыла...
Над лестницей портрет висел один,
(При всех властях она Его хранила)...
Я ж рос...и института колготня
Тянула в неизвестное меня...

Наш педагог,пронырливый еврей,
Все повторял, что «быдло» жаждет палки...
Но во дворах,среди простых людей,
Где мячики, резинки и скакалки
О Сталине вздыхали тяжело
Когда в кабины фото клали под стекло...
Да, тот портрет «седого палача»,
Что деда с бабкой закалил в Гулаге
И похоронки...и арест...и лагерь...
И пайка под морковный стылый чай...
Какие б ветры не сушили губы мне -
Я помнил с детства: « Он нас спас в Войне!»

Она под «Перестройку» отошла...
Спокойно и достойно умирала...
Семья лишилась главного весла
Я плакал в голос...Бабушки не стало...
Никто Портрет не выбросил в сортир...
Мы жили! Но не знали бедолаги,
Что скоро,не какие-то варяги,
Свои же подожгут наш дом и мир...
И ныне,пол Земли исколесив,
Пройдя туманы морока и фальши
Я все еще такой же дерзкий мальчик
Что лезет в сумрак, губы закусив,
К грузину...что помог родиться мне,
Страну поднять и выстоять в Войне!